Станица Степано-Разинская (хутор Субботин / хутор Николаевский / станица Николаевская)

Хутор Субботин на карте 1805 года
Хутор Субботин на карте 1805 года | © Из коллекции автора

История этой станицы необычна. Эта единственная казачья станица, оставшаяся на Волге, но под таковым новым названием. Сначала ее никак не хотела отпускать ее материнская станица Александровская, принадлежащая другому уезду – Царицынскому, другой губернии – Саратовской, затем ее историю исказили так, что практически от ее истории ничего не осталось, кроме одной исторической фантазии. А сколько было переименований?

Уже неоднократно нами цитируемый волгоградский землемер Александр Васильевич Воробьев дал такую «историческую справку» (вероятно, со слов старожилов): «Первые жители села, участники похода под предводительством Степана Разина, обосновались здесь после разгрома восстания и назвали поселение в честь своего атамана». То, что Степан Разин в наших краях, сам того не зная, основал несколько селений, мы хорошо знаем по истории Средней Ахтубы. Авторы этих историй совершенно не думали о том, что эти поселенцы сразу же стали бы жертвами калмыцких орд и те продали бы этих несчастных в Хиву или Бухару по своему усмотрению.

Но, слава Богу, настоящую историю станица все же обретет, так как сохранилось достаточно об этом документов. Согласно саратовскому краеведу Александру Николаевичу Минху (1833—1912), станица Александровская (Суводская тож) была основана в 1783 году из бывших волжских казаков станицы Балыклейской, которые, якобы, были менее замешаны в Пугачевском бунте, в 5 верстах ниже по течению Волги. Однако императрица Екатерина II всех казаков простила специальным указом от 10 января 1775 года, а переселение казаков на Кавказ было делом решенным еще за 5 лет до этого. Не поехали на Кавказ только малолетки и старики общим количеством около 300 человек. Они и основали новые станицы, в том числе и Александровскую, из которой все 99 казаков были записаны в Астраханское казачье войско в 1804 году.

Первыми казаками Александровской станицы были (часть из них заселила хутор Субботин):

Пятидесятники: Архип Мельников, Артемий Исаев, Михаил Исаев.

Казаки: Никита Трудов, Афанасий Трудов, Иван Буров, Петр Буров, Егор Белоусов, Селиверст Щербаков, Василий Чередников, Фома Чередников, Харлам Дудкин, Семен Коновалов, Андрей Растрыгин, Алексей Растрыгин, Самсон Горшенев, Илья Салаутин, Иван Ягодкин, Никита Ягодкин, Егор Кривонос, Афанасий Прохвостов, Иван Арбузников, Спиридон Кудрявцев, Филат Лопатин, Емельян Скузаватов, Михаил Стволин, Владимир Соколов, Гаврила Мельников, Иван Силичев, Максим Козловцев, Моисей Леонтьев, Василий Ковалев, Никифор Востряков, Ларион Дудкин, Прокофий Коблов, Козьма Свинцов, Козьма Камышников, Михаил Щербаков, Макар Дубровин, Федор Соколов, Захар Донсков, Иван Попов, Захар Сиволобов, Данила Фокин, Григорий Чехонин, Осип Коновалов, Остап Гуслев, Ларион Растрыгин, Роман Щербаков, Василий Поляков, Михаил Лепилкин, Сергей Калинин, Иван Лепилкин. Козьма Белоусов, Родион Щербаков, Моисей Щербаков, Семен Дудкин, Дмитрий Сиволобов, Никифор Горшенев, Афанасий Салаутин, Митрофан Ягодкин, Моисей Прохвостов, Никита Арбузников, Дмитрий Кудрявцев, Аггей Гуслев, Евдоким Лопатин, Филипп Попов, Илья Скузаватов, Семен Дудкин, Михаил Кузнецов, Ефим Мильчев, Петр Козловцев, Демид Леонтьев. Аким Ковалев, Петр Востряков, Филипп Коблов, Василий Кожемякин, Филипп Попов, Филипп Бирюлькин, Козьма Ломакин, Сидор Ягодкин, Федор Растрыгин, Фома Кирпичев, Никифор Иванов, Фрол Кузнецов, Аким Буров, Семен Поляков, Григорий Махуков, Ерофей Суходолов, Федор Лебедев, Григорий Востроухов, Иван Донсков, Иван Дудкин, Кирей Мельников, Семен Кумсков, Ефим Сиволобов и Панфил Алистратьев.

Среди поселенцев станицы оказались и Персидские — потомки атаманов Волжского казачьего войска, которые, однако, уже казаками местной станицы и не считались.

Среди жителей станицы помимо православных в 1898 году числилось 50 молоканских семей. Некоторые из них и переселились через Волгу в хутор Субботин. Основателями этого хутора считаются казаки станицы Александровской братья Ягодкины (Иван, Никита, Митрофан и Сидор), согласно церковной летописи хутора Николаевского, которая стала вестись с 1891 года.

При станице Александровской существовал перевоз через Волгу до Терновой Балки (Нижнего Балыклея). Этим перевозом активно пользовались и хуторяне-субботяне.

Надо думать, что хутором этим станица обзавелась уже в первые годы своего существования, и на геометрической карте Царицынского уезда 1805 года хутор Субботин действительно обнаружен как раз примерно напротив станицы Суводской, которая была названа Александровской в память Государя Императора Александра I, которого особо чтили местные жители. О местных казачках существует в здешней станице такая легенда: «Переселились казаки в Балыклейскую станицу из Пятиизбянской (в 14 верстах южнее Калача, на правом берегу р. Дона). В далекое прошлое казаки женами не обзаводились, считая это лишней обузой для военного человека, а крали их на время у неприятелей.

При выступлении в поход женщин закалывали; но вот как-то на одном казачьем хуторе из 5 изб (их родине — Пятиизбянская станица), по простой случайности, женщины оставлены были живыми. Возвратившись из похода на старое место, казаки с удивлением увидали дома свои не заброшенными, и хозяйство, с запасом хлеба и сена, в прекрасном состоянии; это им так понравилось, что они с тех пор перестали женщин убивать».

Согласно этой легенде корни жителей станицы начинаются в станице Пятиизбянской на реке Дон. Предания же этой станицы утверждают, что название связано с тем, что заложенный здесь казачий городок первоначально состоял из 5 изб, но основателем считается по одной из легенд знаменитый атаман Ермак Тимофеевич (1532—1585), который, дойдя до места будущего поселения, оставил 5 семей, и с той поры стало название Пять Изб. Знаем мы, что легендарные личности очень любимы среди старожилов, и зачастую эти легенды ошибочны для исторических датировок.

Однако известные волгоградские краеведы историк В.И. Гомулов и профессор-филолог В.И. Супрун считают, что Пять Изб возникли раньше Ермака, примерно в 1543—1545 годы. Но профессор-юрист Е.А. Мохов пишет, что «Первое известное упоминание содержится в московской росписи городков 1593 г.». С Моховым солидарен и профессор-историк С.И. Рябов.

А еще один исследователь В.В. Лунин относит возникновение казачьего городка Пять Изб к 1613 году. Согласно же семейному преданию графа Федора Петровича Денисова (1738—1803), основатель их рода был раскольником из Новгорода, и в царствование Алексея Михайловича, придя на Дон, остановился у маленького казачьего городка и к четырем избам прибавил свою, пятую, назвав при этом поселение Пяти Избами... Как бы то ни было, а станица Пятиизбянская возникла очень давно в XVI веке.

О суровости местных казаков и не меньшей суровости волжских крестьян рассказывает такой случай из жизни протоиерея Павла Антоновича Боброва (1829—1914), который служил в Калмыцкой Балке в 1853—1858 гг., как раз по соседству с казачьим хутором Субботиным: «В приходе Калмыцкой Балки одно дело о. Павла Антоновича можно назвать подвигом. У пролейцев-прихожан его соседние казаки оспаривали богатый сенокосный участок, но суд оказался на стороне крестьян. Чиновники уже прибыли межевать.

Тогда казаки с сотнею верховых, вооруженных нагайками (и пики были наготове) решили силою не уступать своего, а крестьяне выехали в поле с железными вилами — с тем, чтобы взять свое. В виду сего чиновники пригласили на межу о. Боброва для увещеваний. Прихожане послушались и обещали не вступать в бой, а казаки — наполовину раскольники — остались упорны. Землемер повел цепь, и — поднялась буря страстей людских. В критическую минуту о. Павел Антонович с одним священническим посохом в руках, стал среди враждующих и не допустил до кровопролития; причем спас от гибели землемера, которого за обман и взятку казаки хотели затоптать лошадьми на болоте».

В Списках населенных мест Российской империи по Астраханской губернии, составленных и издаваемых Центральным статистическим комитетом Министерства внутренних дел [по сведениям 1859 года] хутор не значится вообще, так же как и в подобном же списке по своей материнской станице Александровской (Суводской) в Царицынском уезде Саратовской губернии. И в описаниях населенных местностей Царевского уезда, находящихся во введении общей полиции, за 1877 год тоже этого населенного пункта нет.

Лишь в 1883 году хутор Субботин впервые появляется в списках селений Астраханской губернии в Царевском уезде в Средне-Ахтубинской волости в перечне волостей и важнейших селений Европейской России. Указано, что это селение казачье, дворов 162, жителей 775, 2 лавки. В 1895 году хутор Субботин был переименован в хутор Николаевский, а в 1897 году хутор Николаевский (Субботин) расположенный на казачьей земле имел 224 двора и 436 мужчин и 480 женщин, то есть 916 жителей.

В мае 1902 г. наказному атаману Астраханского казачьего войска пришло сообщено из Главного управления казачьих войск о том, что военный министр Алексей Николаевич Куропаткин, придавая весьма серьезное значение собиранию и изданию песенного материала, указал на необходимость организовать сбор казачьих песен.

Вследствие этого в июле того же года при Астраханском казачьем войске была образована Комиссия по собиранию казачьих рассказов и песен. Собирание песен было возложено на Александра Андриановича Догадина (1869—1920-е гг.), большого любителя и знатока песен. Около года он объезжал казачьи станицы и хутора и записывал песни, а затем перелагал запись на ноты.

В комиссию было представлено более 300 текстов. Из них песен собственно астраханских казаков оказалось немного примерно треть; большинство были песни с Дона; некоторые песни составляют наследие стрельцов и казацкой вольницы, когда-то гулявших по Волге. Издано было 110 текстов в 1911 году в 2-х выпусках: № 1-86. Былины и песни, № 87-110. Общие бытовые песни. В песенный сборник Догадина включено 3 песни исполнителей станицы Николаевской М.С. Дудкина и М.С. Трудова.

В 1908 году хутор Николаевский Александровской станицы Царицынского уезда Саратовской губернии имел 242 двора, в которых жили 601 мужчин и 656 женщин, а всего 1257 человек. В 1909 году хутор Николаевский повысил свой статус и получил наименование станицы Николаевской, отделившись от станицы Александровской навсегда. В станице Николаевской новоиспеченной Николаевской же волости имелось 240 дворов, в которых проживали 690 мужчин и 704 женщин, а всего 1394 человека.

В 1911 году Наказной Атаман Астраханского казачьего войска Иван Алексеевич Бирюков (1856 – 1919) в своем основном труде «История Астраханского казачьего войска», изданной в Саратове, во второй части писал о станице следующее: «Николаевская (1909 г.).

Самая молодая из всех станиц, по времени учреждения. Как сказано... станица образована из бывшего хутора Субботина, названного Николаевским в 1895 году в честь имени, носимого Государем Императором Николаем Александровичем. Почти половину станичного населения составляют последователи различных христианских сект. Тут есть старообрядцы — приемлющие и не приемлющие священство, молокане, субботники и проч. Дело о выделении хутора в особую станицу было начато хуторянами еще в 1874 году, когда они впервые подали об этом просьбу Наказному Атаману Гулькевичу (Александр Васильевич Гулькевич (1821—1891) — генерал-лейтенант, наказной атаман Астраханского казачьих войск в 1867–1875 гг.). Генерал принял прошение во внимание и поспешил внести ходатайство в Петербург, прося об удовлетворении. Но дело оказалось не так просто, как представлял его себе атаман.

Вслед за прошением субботян, Александровское общество послало заявление Военному Министру о том, что без согласия полного станичного схода отделение хутора невозможно и быть не должно, так как в противном случае, станица, т.е. большая часть населения, рискует остаться в обиде. Эта обида была бы непременно, потому что субботяне просили дать им надел душевой земли из Ахтубинской долины, считающейся во много раз лучше нагорной части станичного юрта.

Вследствие этого протеста из Петербурга приказано было решением дела приостановиться, а затем в 1876 году затребовано заключение войскового начальства. На этот раз войсковое правлением с атаманом Фоссом (Наказной Атаман Астраханского казачьего войска генерал-майор Франц Ксаверий Юлианович Фосс (1876-80 гг.).) во главе признало, что вопрос о выделении хутора в особую станицу связан с вопросом о разделе земли, безобидно произвести который для обеих заинтересованных сторон не виделось никакой возможности. С этим Военное Министерство согласилось и вопрос остался открытым.

Прошло еще лет 20 и хуторяне при всяком удобном случае стали вновь заявлять о своем желании. В конце концов, они добились того, что Наказной Атаман Газенкампф (Михаил Александрович фон Газенкампф (1843 – 1913) – генерал от инфантерии, профессор, военный писатель и теоретик, военный журналист, действительный член Русского географического общества, Астраханский губернатор и Наказной Атаман Астраханского казачьего войска в 1895-1903 гг.) в 1898 году приказал возобновить дело, а пока что облегчить положение хутора путем учреждения в нем хуторского управления.

Последнее было исполнено 20 октября 1898 года (На основании Положения об общем управлении станицами 3 июня 1891 года в хуторе был только один хуторской приказный). Облегчение было дано, но до полного осуществления надежды хуторян было еще далеко. В 1901 году они со своей просьбой обратились лично к генералу Щербову-Нефедовичу (Щербов-Нефедович, Павел Осипович (15.02.1847 — 1918) — Генерал от инфантерии, ординарный профессор Николаевской академии Генерального штаба (7.08.1890), член Военного совета (30.01.1907-после 3.01.1917), бывший тогда генерал-лейтенантом, начальником Главного Управления Казачьих Войск, был командирован по Высочайшему повелению для ознакомления с положением дел хозяйственных, военных и проч.), обозревавшему войско. В результате было согласие войсковой администрации удовлетворить желание хутора, для чего накопилось уже достаточно данных, чтобы выработать справедливые основания к уравнительному разделу земли.

Решено было назначить особую комиссию под предводительством атамана 2-го отдела и членов: войскового землемера, агронома и лесничего. В состав комиссии должны были входить уполномоченные от станицы и хутора. Расходы по командированию комиссии в Александровку относились за счет войска и станицы пополам.

Предположения эти были одобрены Военным Советом 27 ноября 1904 года, с приказанием снять на план всю Александровскую юртовую землю и произвести расценку ее по качествам, что и было исполнено войсковым землемером С.И. Чирковым.

В сентябре 1906 года комиссия собралась в Александровке (Председатель полковник К.Ф. Сережников, члены: землемер Чирков, агроном Сережников и лесничий Лакин) и выработала проект раздела, но им остались недовольны, как станица, так и хутор. Дело было приостановлено на один год, чтобы в течение его оба поселения могли подумать и сговориться полюбовно. Но год прошел, а соглашения не последовало и комиссии в октябре 1907 года пришлось собраться вновь, на этот раз под председательством старшего члена войскового правления И.А.Бирюкова (состав членов тот же, что и в 1906 г., с участием полковника Сережникова).

Был выработан новый проект раздела, с которым согласилась хуторская сторона; станица же своего согласия на проект не выразила. Тем не менее, все предположения комиссии получили надлежащий ход и 14 февраля 1909 года были одобрены Военным Советом. 10 апреля 1909 года хутор Николаевский был объявлен станицей, в которой 14 июля открылись действия органов станичного управления. Станица имела в 1910 г. 233 двора с населением 652 мужского, 697 женского пола душ, а всего 1349 человек».

В 1912 году станица Николаевская имела 223 дворов, в которых жили 695 мужчин и 710 женщин, а всего 1405 человек. В 1914 году в «Астраханских епархиальных ведомостях» появилась статья под громоздким названием «О казачьих станицах в пределах Астраханской епархии. Станица Николаевская. Пос. Субботин (Александровской станицы Саратовской губ.). Царевского уезда»: «Пос. Субботин на левом берегу р. Волги за займищем, на степном пространстве, выше Астрахани на 540 вер., от уездного гор. Царева в 144 вер. Ближайшие села к нему: Терновая Балка в. 6 вер. выше и с. Пролейка в 12 вер. ниже. Почтово-телегр. отд. в с. Калмыцкой Балке в 13 вер.; врачебн. пункт в 6 вер. Наименование свое «Николаевская» станица получила по отделении от ст. Александровской и построении своего храма, а наименование — «Субботин» — от субботников (иудействующих), проживающих в сей станице.

О происхождении этой станицы, в недавнем прошлом, достоверно лишь то, что жители сей станицы — выходцы из ст. Александровская, Царицынского уезда, расположенной на правом берегу р. Волги, немного выше настоящей, хуторской, станицы.

А селиться здесь заставило первых засельников — привольные угодья для скотоводства и хлебопашества, так как тут имеются земли казаков ст. Александровской по займищу и в степи. Что же касается происхождения самой ст. Александровской, то насельники этой станицы, казаки — остатки «волжского казачьего войска», учрежденного в 1733 г., упраздненного и переселенного на р. Терек в 1774—6 г.г. за измену правительству во время бунта Пугачева. Но казаки не все выселялись на Терек. Всего в остатке волжского войска к концу этого периода (сто лет) числилось 869 душ обоего пола, сосредоточенных, главным образом, в станицах Александровской, Пичуженской и посаде Дубовке. Впоследствии (1804 г.), они присоединены были к Астраханскому казачьему полку. В 1835 г. в этих станицах (Александровской и Пичуженской) были выстроены уже церкви.

И о назначении жалованья причтам сих церквей шла пререкания между Астрах. дух. консист, и воисков. управлением Астрах. каз. войска. Пичуженская и Александровская ст. в настоящее время принадлежат к Саратовской епархии. Настоящий храм в ст. Николаевской построен в 1888 году, тщанием прихожан, зданием деревянный, на каменном фундаменте с таковою же колокольнею в одной связи; холодный, крепкий; при церкви деревянная сторожка. Престол один — во имя Покрова Божией Матери. Утварью достаточен.

Впервые о постройке храма был возбужден вопрос в 1874 г. Общество казаков пос. Субботина, Царевского уезда, возымело попытку построить у себя церковь, купив для того старую в с. Молчановке за 1400 р. и отделиться от ст. Александровской, Царицынского уезда, Саратовской губ., в самостоятельный приход с переименованием в станицу. Пошло дело в Синод, который указом, от 14 июля 1876 г. № 21188, разрешил постройку и самостоятельный штат из священника и дьячка. Но войсковое правление затормозило дело, так как станица Александровская не согласилась на отделение субботникам из своего надела земли, по соображениям экономического свойства.

Почему, кончалось лишь тем, что пос. Субботин был причислен к Терновскому приходу, — от него оно было не через Волгу, а по Волге в 3—4 вер. В 1883 г. 10 февраля общество жителей пос. Субботина, Астр. каз. войска, вновь просило разрешения на постройку в их поселке церкви и о назначении самостоятельного причта.

Из дела видно, что то и другое уже было разрешено в 1876 г., но не проводилось в исполнение, вследствие отказа общества обеспечить причт. Постройка церкви была начата 29 апреля 1886 г.; была выдана сборная книга. Освящена церковь 23 мая 1889 г. — во имя Покрова Пресв. Богородицы. Настоящий причт состоит из священника, псаломщика и просфорни. Священник (с 18 марта 1911 г.) Петр Георг. Каспиев 38 л., с семинарским образованием; псаломщик из мещан Владимир Иосиф. Емаров 27 л., из 3 кл. четырех кл. гор. учил. (с 21 июня 1912 г.), за просфорню — казачка Неонила Чередникова 57 л. (с 1909 г.), церк. староста, казак Василий Каллистратов Щербаков 63 л. (с 31 мая 1910 г.).

Содержание причт получает: казенного жалованья 400 р., из войсков. управл. — свящ. 71 р. 50 к., псаломщ. 34 р., от общества — свящ. 34 р., псаломщ. 16 р., кружечный доход определяется до 200 р. в год. Дома для причта — общественные, на общественной земле и составляют собственность общества. Дом священника — удобопоместительный, новый, а псаломщика дом — никуда не годный, и живет он в наемной от общества квартире. Просфорня получает от общества 36 р., от попечительства 24 р. и от продажи просфор до 10 р. в год. Церковных доходов: кружечн. и кошельков. (за 1912 г.). — 17 р. 3 к., свечного — 304 р. 78 к. К 1913 г. церковных сумм 73 р. 86 к. Пахотной земли на содержание причта общество, по приговору своему, от 16 января 1909 г. выделило из своих паевых наделов на 6 летний срок 275 дес. Земля малоудобная. За 1912 г. сдана в аренду за 450 руб. Состав и содержание причта со времени открытия самостоятельного штата остается неизменным до сих пор.

Прихожан в ст. Николаевской, по клировым ведом. за 1912 г., значится 183 дв., 462 д. м. п., 514 ж. п., из числа коих — казаков 166 дв,. 427 м.п., 487 ж. п., остальные разночинцы. Кроме того, в приходе сей церкви проживают: беглопоповцев 7 дв., 19 м. п., 18 ж. п., беспоповцев 8 дв., 24 м. п., 26 ж. п., австрийского толка 36 дв., 98 м. п., 98 ж. п., воскресенников 9 дв., 26 м. п., 18 ж. п., иудействующих (субботников) 3 дв., 10 м. п., 10 ж. п., баптистов 3 дв., 6 м. п.,4 ж. п., евангеликов 7 дв., 22 м. п., 18 ж. п. Всего в приходе 256 дв., 677 д. м. п., 706 ж. п. Жители занимаются хлебопашеством и скотоводством. Из церк. приходск. учреждений: попечительство открыто 13 марта 1902 г. №2230. Деятельность его выявилась за 1912 г.: на украшение храма употреблено 72. р. 88 к., на содержание причта 670 р. 50 к. и др. надобности 36 р. К 1913 году попеч. сумм в остатке 4 р. 95 к. Школа ведомства воисков. управл. построена 1896 г., а в 1912 г, переименована в двухклассную. Метрические книги и испов. росписи с 1890 г. хранятся в целости».

Автором этой статьи был Василий Иосифович Саввинский (30.01.1864–1915), служивший диаконом в Царевском уезде в слободах Николаевской (Покровская церковь) и Рахинке (Михаило-Архангельская церковь), а также в селе Калмыцкая Балка (Покровская церковь). Им подготовлено было много историко-статистических описаний казачьих станиц Астраханской епархии и все это было напечатано на страницах «Астраханских епархиальных ведомостей». Дополним и уточним сведения Саввинского: первая деревянная Покровская церковь была куплена в с. Молчановке Царевского уезда, построена и освящена в 1876 г. Самостоятельный приход поначалу был открыт 14.12.1876, но он не был обеспечен причтом, а потому церковь была приписана к Михаило-Архангельскому приходу села Терновой Балки (Нижний Балыклей). Вторая деревянная церковь была построена и освящена 23.05.1889 г.

В 1916 году станица Николаевская имела 230 дворов в которых жили 710 мужчин и 730 женщин. Название Степано-Разинская станица получила в 1918 году, к годовщине Октябрьского переворота: «Станицы Александровскую и Николаевскую, как носивших до сих пор имена коронованных палачей Александра I и Николая II Кровавого, переименовать: первую в Троцкую, а вторую Степана Разина», материнская станица не стала переименовываться уж больно кровавым человеком казался даже тогда Троцкий и постановили вернуть историческое название - Суводская. Это название, как казалось, без сомнения революционное - станичники участвовали в Пугачевском восстании.

Хотя, как мы знаем, во времена Пугачева станица была на другом месте и называлась Балыклейской, а Суводской станица была названа из-за такого названия близлежащей балки. Станица стала принадлежать Калмыцко-Балкской волости Николаевского уезда.

В гражданскую войну станица была хорошо известна. Антисоветские партизаны дважды нападали на станицу 9 и 16 июня 1921 года. Причем при нападении на станицу в бою погиб помощник красного командира 80-й бригады Щербаков.

Представители местных советских властей в зонах большой активности антисоветского повстанчества были сильно запуганы, о чем поведал председатель волостного ревкома станицы Степано-Разинской Николаевского уезда Сафронов 14.07.1921 г.: советские работники вынуждены проводить ночи в пойме реки Волги в кустарниках, а днем со страхом проводят свои совещания и занятия и «при появлении каких бы то ни было всадников разбегаются в разные стороны».

Сафронов предлагает ужесточить меры в отношении семей повстанцев, а так же лишать прав амнистированных по подобным делам лиц, которые иногда влияют на принятие решений местными советскими властями. Именно здесь 7.08.1921 г. был самый первый, но неудачный, опыт амнистирования партизан, закончившийся по несогласованности между советскими уездными и волостными властями только нелепым арестом атамана местного отряда Хлынова, готового было всем отрядом сдаться властям и начать активные действия против своих бывших сотоварищей степных партизан. Привело это только к еще более активному сопротивлению: ведь получился обман и вероломство. К борьбе с бандитизмом постепенно стали приобщаться и местные жители. Так казаки станицы Степано-Разинской самостоятельно уличили семью калмыков-переселенцев Ботиковых в грабежах скота, чинимых ими «на Волге».

До момента переселения семьи в станицу, ее члены принимали активное участие в бандитизме. Но после добровольной сдачи Ботиковы, «как люди, привыкшие к легкой наживе», продолжали грабежи и делали попытки вовлечения к соучастию некоторых казаков. 22.03.1922 г. собрание граждан станицы постановило просить уездный исполком «о выселении из станицы Степана Разина за пределы Николаевского уезда в двухнедельный срок калмыков с семьями, участвовавших в бандитизме».

В 1935 году из Дубовского района в состав нового Пролейского перешел и Степано-Разинский сельсовет, который появился в составе Дубовского района в 1928 году. Причем под названием село Степано Разино или станица Степано-Разинская. В 1936 году было известно как село Степана Разина. 10.07.1937 г. была закрыта станичная Покровская церковь. Как и все остальные населенные пункты Пролейского района, станица была надежным тылом советской армии, как во время Сталинградской битвы, так и Великой Отечественной войны в целом.

На основании Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 27.11.1959 г. поселок Приморск был утвержден центром Пролейского района Сталинградской области, Пролейский район переименован в Приморский. Решением облисполкома от 14.04.1960 г. станица Степано-Разинская передана в состав Урало-Ахтубинского сельсовета.

На основании решения исполкома Волгоградского областного Совета депутатов трудящихся от 7.02.1963 г. территория Приморского района вошла в состав Средне-Ахтубинского района Волгоградской области.

По состоянию на 1.01.1964 г. поселок Степана Разина относился к Урало-Ахтубинскому сельскому совету, который, в свою очередь, входил в состав Средне-Ахтубинского района Волгоградской области (в документах значатся также одноименный поселок в составе Покровского сельского совета, однако в дальнейшем в Быковский район был передан только Урало-Ахтубинский сельский совет, а Покровский остался в составе Средне-Ахтубинского района, при этом сам населенный пункт перешел в состав Быковского района).

При воссоздании Быковского района на основании решения Волгоградского облисполкома от 18.01.1965 г. за счет разукрупнения Николаевского и Средне-Ахтубинского районов в состав Быковского из Средне-Ахтубинского были передан в том числе Верхне-Балыклейский и Урало-Ахтубинский сельские советы. На 1.06.1968 г. станица Степано-Разинская указана уже в числе населенных пунктов, относящихся к Верхне-Балыклейскому сельскому совету. В 2002 году в станице проживало 170 человек.

 

 

В конце статьи портреты видных казачьих чиновников, которые повлияли на формирование статуса станицы.

Что еще произошло в регионе и районе

Сдам квартируСдам квартиру
06 ноября 2019 | 17:29Сдам
ПродамПродам
06 ноября 2019 | 17:03Продам
МТЗ 952МТЗ 952
22 октября 2019 | 20:18Продам