Вторник, 19 января 2021 13:25

Приморчанин Анатолий Буков нашел могилу пропавшего без вести на войне отца.

Стела в Бан–Сен–Жан Стела в Бан–Сен–Жан

Захоронен наш земляк во Франции, 78 лет назад. В поиске ему помогли работники Приморского СДК.

Анатолий Яковлевич - уроженец села Луго-Водяное, 1938 года рождения. Ему не было и трех лет, когда его отца Якова Никандровича забрали на фронт. До войны, по рассказам матери, он трудился пожарным в селе, потом был главным на молочно-товарной ферме. Перед войной работал старшим пекарем на местной пекарне. 30-летним ушел на войну, оставив в селе жену Анну Васильевну с тремя детьми. В сорок втором пришла единственная весточка с фронта – красноармеец Яков Никандрович Буков пропал без вести…

Позже к солдатской вдове приезжал из соседнего села Нижний Балыклей фронтовик Иван Тимачев. Он последним видел земляка Якова Букова на переправе через Керченский пролив. В историю Великой Отечественной войны это событие вошло, как Керченская катастрофа: холодный душ и кровавая баня. Случилось это в мае 1942 года. Военные историки писали: «…Многие части еще не получили приказа эвакуироваться, но грохот и огненный фейерверк лучше всяких команд оповестили: все кончено. Подразделения на позициях стойко сражались до конца, прикрывая отход. Остальные скопились на пристанях. Стало ясно, что на судах мест для всех не хватит. Около 16.00 немцы подошли к причалам на дистанцию автоматного огня. Для эвакуации удалось собрать 158 судов разного размера. Далеко не все были в хорошем техническом состоянии, подошли они, естественно, не одновременно. Как британцы в Дюнкерке, советские моряки сделали все, что могли. Около 17 тысяч человек переправили рыбаки, которых военные называли "тюлькин флот". Многие спасались вплавь. Аналога этому в истории войн, пожалуй, не было.

«На берегу кипела лихорадочная работа. Из досок, из бочек сколачивались плоты, надували автомобильные камеры, плыли, держась за бревно, мастерили немудреные поплавки, набивая плащ-палатки соломой. Люди пускались на любой риск, лишь бы покинуть этот берег смерти, - рассказывал со слов участников событий писатель Сергей Смирнов. - Ширина пролива всего 4 километра. Вода в мае была достаточно теплая. Но не все хорошо плавали, многих выносило течением в Черное море, других расстреляла с воздуха немецкая авиация…»

Под немецкий артобстрел во время переправы через Керченский пролив, вероятно,  попал Яков Буков. Земляк Иван Тимачев получил тяжелое ранение и по инвалидности был комиссован. Вернувшись с фронта, он поведал эту историю жене Якова Букова.

- Я все жизнь жил с этой мыслью, что отец погиб в водах Керченского пролива,  - рассказывает сын фронтовика Анатолий Буков.

Детство у него было тяжелым. Мама одна поднимала троих детей. Дети с детства трудились. Анатолий выучился на тракториста, затем в ДОСААФ на водителя. В 1957 году участвовал в переселении села на новое место. В уборочную страду возил хлеб с поля. Был призван в армию. По возвращению ему не нашлось техники в совхозе. Без техники он уже не мыслил себя. Анатолий уехал в Волжский. Прожил там 45 лет, 30 из которых трудился водителем, в том числе и дальнобойщиком.

В 1998 году, выйдя на пенсию, вернулся в Приморск. Отремонтировал родительский дом и живет в нем.

Есть время заняться родословной. К этому подключилась внучка по линии сестры. Осенью 2020 года она разыскала через сайты Минобороны учетную карточку военнопленного Якова Букова. Из карточки стало известно, что родной фронтовик был в немецком плену с 11 мая 1942 года. Еще в нем стояла дата смерти - август 1943 года.

Сын фронтовика обратились за помощью к сотрудникам Приморского СДК, которые вышли на связь с Алексеем Грейчусом, директором Балтийской молодежной ассоциации "Ювенис" в Литве. Знакомство состоялось, благодаря поисковой работе по увековечиванию памяти другого земляка – командира партизанского отряда Михаила Пекшева. Алексею вместе с поисковиком из Германии Сергеем Гурко по архивным документам удалось установить, что Яков Никандрович Буков воевал в 344-м стрелковом полку 138-й стрелковой дивизии.

На момент выбытия рядового Букова в мае 1942 года полк с боями отходил с полуострова Крым. Под Керчью Буков пропал без вести.

Из карты военнопленного следует, что Яков Буков, родившийся 4 октября 1911 года, попал в плен 11 мая 1942 года и отправлен в шталаг 326 в Хемере, Германия.

15 апреля 1943 года отправлен в шталаг XII F в Больхене во Франции (название на французском Буле-Мозель). Эти лагеря поставляли на заводы и угольные шахты Бельгии и Франции рабскую рабочую силу из числа советских военнопленных. Узники массово погибали от голода, болезней и непосильного труда.

20 августа 1943 года скончался и Яков Буков. Точную причину смерти установить не представляется возможным, но вероятнее всего - истощение и болезни.

Похоронен красноармеец в братской могиле на кладбище военнопленных в Буле-Мозеле…

Известие не дает покоя сыну. Анатолий Яковлевич внимательно вчитывается в отсканированные и присланные документы.

- Вот совпадает указанное имя отца, а вместо имени мамы написана фамилия Тимачева…

С таким же трепетом рассматривает фотографии кладбища, где захоронен отец. На открытом пространстве, скорее всего, где были лагеря, установлены две стелы с надписью: «Тысячам украинских и других советских военнопленных, погибшим в шталаге Бан–Сен–Жан в 1941-1945 гг. Прохожий, вспомни».

И, конечно, горестно сожалеет, что по состоянию здоровья не может съездить на могилу отца. Съемочная группа Приморского СДК Ольга Наследникова и Владимир Тимачев думают, как помочь 82-летнему сыну фронтовика. Они разыскали в Волгограде Светлану Жукову, чей отец тоже был пленным в нацистском лагере и похоронен в братской могиле г. Буле-Мозеле. Женщина перезвонила приморчанам. Рассказала, что в этом французском городе живет Татьяна Линден, активист Ассоциации по восстановлению кладбища Бан-Сен-Жана. С ней приморчане и запланировали видеосвязь земляка Анатолия Букова в ближайшее время. Им хочется, чтобы пожилой человек хотя бы дистанционно побывал на могиле отца, по его просьбе там возложили цветы…

Прочитано 332 раз