06 сентября 2012

Быль и призраки Житкура

«Волгоградская правда», №:162 от 04.09.2012

Какой населенный пункт нашей области, кроме Волгограда, пользуется мировой известностью? Пожалуй, Урюпинск – столица российской провинции. А вот уфологи, и не только российские, много лет проявляют большой интерес к скромному поселку Житкур, что находится в заволжской части нашей области. Точнее – находившемуся, поскольку он давно уже фактически не существует: жители его были выселены из Житкура вместе с созданием полигона Кап. Яр.

По следам инопланетных катастроф

Дело же в том, что, по данным ряда печатных и интернет-источников России и зарубежья, опубликованным в разное время, в ангарах близ поселка Житкур хранятся якобы обломки НЛО и даже целые инопланетные корабли, потерпевшие аварии над территорией СССР и стран Варшавского блока. Первичные сведения об этом распространил известный крымский уфолог Антон Анфалов, который около полутора десятков лет назад разослал по многим адресам карты-схемы Житкура с указанием всех этих объектов. Причем, источник информации Антон характеризовал как «очень надежный». 

Естественно, такие потрясающие сведения не могли пройти мимо уфологов нашей области, тем более – их признанного лидера, писателя Геннадия Белимова. Чтобы подтвердить их либо опровергнуть, Геннадий Степанович провел обширную работу. Обращался даже в УФСБ по Волгоградской области с запросом, где его однозначно заверили, что никаких НЛО возле Житкура нет, да и не было.

Не удовлетворившись столь прозаичным ответом, Белимов и его товарищи совершили собственный вояж в загадочный поселок. Всё было, как в хорошем детективе: поскольку находится Житкур на территории полигона, в качестве прикрытия была придумана легенда, что они ищут родственника одного из них, который якобы там служит и от которого давно не приходило писем.

– Асфальт проложен там до самой границы запретной зоны, бывшего совхоза Степное, – вспоминает Геннадий Степанович. – Дальше наш путь пролегал по территории полигона – на восток, по степным дорогам. Ровная, выжженная солнцем степь, заросли перекати-поля, полыни и типчака. Там и сям можно видеть осколки ракет и рваный, искореженный металл.

Через пару часов мы увидели приземистое строение и тарелку локатора за забором из колючей проволоки. Солдаты, находившиеся возле нее, удивились: «Житкур? В двенадцати километрах отсюда. Но поселок давно ликвидирован...»

Действительно, на месте этого поселка мы нашли лишь остовы домов и бывшие улицы с земляными насыпями вместо подворий.

Тремя километрами южнее находится бывший поселок Лощина. Продолжив двигаться на юг, еще через полтора километра видим столбы с колючей проволокой. Но нет нигде поблизости бетонного забора либо каких бы то ни было мощных сооружений. А ограждение служит, скорей, для того, чтобы не забредал туда пасущийся скот. Из строений – только маленький кирпичный склад, небольшая тарелка локатора и миниатюрное сооружение с вывеской «Баня». Нет ни каких-либо подъездных путей, ни вентиляционных шахт подземных бункеров, ни, тем паче – взлетной полосы.

В общем, полный крах нашим ожиданиям сенсационных открытий в эпицентре секретного полигона.

– Но... отрицательный результат – тоже результат, – продолжает Белимов. – И из него тоже надо извлечь выводы. Какие? Фиаско с Житкуром, на мой взгляд, отнюдь не означает, что аппараты пришельцев не хранятся где-либо в других местах. Может быть, и хранятся. Однако извлечение этой правды на свет должно быть корректным, убедительным, без лишнего ажиотажа и безудержной сенсационности. А это значит, что тут очень много незаметной черновой работы, которая, пожалуй, далеко не всем придется по зубам.

Место, где поселились легенды

Мы, журналисты, – народ на сенсации падкий. Но, хотя в Житкуре сенсация не состоялась – не было больше поводов надеяться, что я «настрочу» из него гвоздевой материал для субботнего номера «Волгоградки», рассказывающий о межпланетных кораблях пришельцев, шарм как бы вымершего, выселенного городка продолжал притягивать меня. Поэтому мне все же захотелось побывать в Житкуре. Помог мне в этом местный краевед, Иван Алябьев, неоднократно ездивший туда.

От села Колобовки Ленинского района, где живет Иван, грунтовая дорога к Житкуру ведет прямиком через степь, в сторону Казахстана.

– Находился этот населенный пункт, – рассказывает мне Алябьев, пока мы с ним трясемся на ухабах грунтовой дороги, – в глухой степи, на берегу лимана, в котором, как в низине, скапливалась талая вода, ею и пользовались там для хозяйственных нужд.

Часа примерно через полтора пути я, наконец, увидел долгожданный Житкур. Сейчас это – просто большая территория, покрытая холмами. Они-то и есть то, что осталось от бывших домов. Холмы большие – многие дома здесь были двухэтажными. Улицы, судя по ним, были в Житкуре очень прямыми.

О том, что здесь когда-то жили люди, больше всего теперь напоминает кладбище.

– В тридцатые годы, – поясняет мне мой проводник, – поселок Житкур был райцентром. В нем были больница районная, райвоенкомат, две школы, церковь и пожарка с каланчой. Это был процветающий населенный пункт, в который жители Заволжья приезжали на знаменитые ярмарки скота.

На разных улицах Житкура жили сельчане, различно добывающие для себя средства на жизнь. Ближе к лиману, например, обосновались земледельцы и ремесленники, относительно зажиточные люди.

Возле одного из холмиков мы видим множество рассыпанного шлака, здесь трава до сих пор не растет. Неподалеку лежат на земле мельничные жернова. Скорей всего, здесь рядом находились мельница и кузня.

Колодцы в Житкуре давно засыпаны, воды здесь почти не осталось, включая лиман, поивший некогда собой село. Но все-таки фруктовые деревья сохранились, на них и сейчас растут груши да яблоки.

– Страшным, кровавым жупелом прошлась по нашей малой родине братоубийственная гражданская война, – рассказывает Иван Алябьев. – В пустом поселке по сей день о ней напоминает памятник коммунарам Житкура, расстрелянным белогвардейцами. На нем – длинный список погибших.

В один день, пятого марта 1919 года, в селе, в котором проживало около тысячи человек, было казнено шестьдесят шесть мужиков, коммунаров. Шестьдесят шесть семей разом лишились кормильцев. А ведь убивали здесь люди друг друга и после, и ранее…

Вот постамент полуразрушенный другого памятника, но, видимо, той же эпохи. На нем, должно быть, памятник Сталину стоял.

– Много здесь было бандформирований, грабивших всех подряд, невзирая на лица, – продолжает свой рассказ Иван. – Одна из банд, довольно крупная, которую долго не могли разгромить, пряталась после набегов на острове посреди озера Булухта. Когда тайна была раскрыта, красноармейцы подожгли камыш на озере, и эта банда была уничтожена.

…Заметных признаков того, что мы находимся на полигоне, предназначенном для испытания ракет, мы, увы, не заметили. Хотя, как рассказал Иван Алябьев, ему приходилось здесь видеть полеты ракет, разрывавшихся затем где-то в заоблачной дали. Правда, летели они почему-то по очень кривой траектории, замысловатыми зигзагами. Должно быть – просто старые, которые настало время списывать.

Таков он сегодня, поселок Житкур. Бывший райцентр нашей области, в котором жили сотни наших земляков, а теперь живут о нем только легенды и воспоминания…

Александр Литвинов.

Сдам квартируСдам квартиру
06 ноября 2019 | 17:29Сдам
ПродамПродам
06 ноября 2019 | 17:03Продам
МТЗ 952МТЗ 952
22 октября 2019 | 20:18Продам